post

Эта история произошла в 1961 году в Антарктиде. «7-летний доктор Леонид Рогозов участвовал в 6-й советской антарктической экспедиции. 29 апреля 1961 года Леонид заболел. Как опытный хирург, он определил, что у него острый аппендицит. Но так как он был единственным врачом на станции, а погода была нелетной, он решил делать операцию сам.

                  Из дневника Леонида Рогозова: «30 апреля 1961 г.

Похоже, у меня аппендицит. Я пока молчу об этом, даже улыбаюсь. Зачем пугать моих друзей? Чем бы они могли помочь?

                  Я не спал всю ночь. Болит ужасно! Снежная буря бьется сквозь мою душу, воет, словно сотня шакалов. Все еще нет очевидных симптомов того, что перфорация неминуема, но давящее дурное предчувствие пробирает меня… Это все… Я вынужден думать о единственно возможном выходе: самому оперировать себя… Это почти невозможно, но я не могу опустить руки и сдаться».

                  Рогозов подготовил трех ассистентов, которые не имели к медицине никакого отношения – метеоролога Александра Артемьева, механика Зиновия Теплинского и начальника станции Владислава Гербовича. Первый должен был выполнять функции медбрата, в задачу механика входило направлять свет, а Гербович дежурил на случай, если кто-то из его товарищей потеряет сознание.

                  «Я никогда во всей жизни не чувствовал себя так ужасно. Еще эта сильная метель, от которой здание трясется, как маленькая игрушка. Парни все узнали. Они приходят, чтобы упокоить меня. Я же огорчен – испортил всем праздник. Завтра 1 мая. А теперь все бегают вокруг, подготавливают автоклав. Нам надо стерилизовать лежанку, так как будем оперировать.

                  Мне становится хуже. Я сказал ребятам. Они начали выносить из комнаты все, что нам не понадобится».

                  Врач решил обойтись без перчаток, так как понимал, что придется на ощупь искать аппендикс. В лежачем положении Леонид Рогозов произвел местную анестезию раствором новокаина, после чего сделал скальпелем разрез.

                  «Я не позволял себе думать ни о чем, кроме дела… В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию – я дал ему шприц и показал, как это делается… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах, и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента не замечал ничего иного».

                  Временами, смотря в зеркало, временами на ощупь, Рогозов удалил воспаленный аппендикс и ввел антибиотики в брюшную полость. Он несколько раз был на грани обморока, потерял много крови, но, тем не менее, операцию завершил. По окончании операции он отметил, что на аппендиксе было темное пятно, которое означало, что любое промедление могло привести к летальному исходу.

                  К полуночи операция, длившаяся 1 час 45 минут, была завершена. Через пять дней температура нормализовалась, еще через два дня были сняты швы. Леонид Рогозин стал известен всему миру.

операция   хирург

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *