post

«Решение – основа любой мечты!»

О поэзии и прозе работы пилота, об интересной и сложной школе авиации, и как к ней стоит готовиться, о приметах, красотах и трудностях «небесного» ремесла в

Для многих профессия летчика или космонавта – мечта детства. В какой момент вас «позвало небо»? Что стало поводом?

Я родом с Ахтубинска, это город в Астраханской области, и у нас там есть огромный военный аэродром, где испытывается военная техника. Наш дом, где я жил с родителями, находится недалеко от этого аэропорта и гул самолета сопровождал нас практически каждый день с утра до вечера. Мы могли забраться на крышу нашего трехэтажного дома, и смотреть, будто на огромном экране, как в небе над нами летают самолеты.… Иногда мы выходили в степь, и казалось, можно было подпрыгнуть и дотронуться до колес этого самолета, конечно, для ребенка это были очень сильные эмоции и переживания. Но, кроме того, свою роль сыграли регулярные путешествия на самолетах – каждое лето я отправлялся в гости к своей бабушке, мы летели на двух разных самолетах – сначала на Ан-26, который сильно гудел, до Волгограда или до Саранска, потом до Йошкар-Олы на маленьком кукурузнике Ан-2, меня это все очень впечатляло. Единственное, что я долго не знал, кем буду – гражданским или военным пилотом, но все-таки получилось так, что стал военным. Вот так потихоньку небо звало, звало меня, но и я его, наверно, услышал.

Чем увлекались в школе? Как готовились к поступлению?

В школе увлекался спортом, посещал авиамодельный кружок, уже в конце школы немного летал на планере. То есть весь день был занят, приходил домой после школы быстрей выполнял домашнее занятие, бежал на тренировку. А по выходным был авиамодельный кружок, где занимался любимым делом – клеил модели планера, самолеты с моторами, без моторов, конечно, это сильно подогревало мой интерес к авиации.

Как готовился к поступлению – учебники, задачи, решения, тренировки. Вузы выпускают свои программы для абитуриентов, по ним и готовился. Кроме теоретических экзаменов, важной составляющей была физкультура. Одна из основных дисциплин – бег, длинная дистанция где-то 3 километра, нужно было уложиться в определенное время, и 100 метров – тоже сложная такая дистанция. Плюс еще подтягивание, отжимание, катания на качелях до тошноты, чтобы пройти все эти входные тесты. Ну и потом есть еще набор определенных тестов, где тебя проверяют на ориентирование в пространстве, ты изучаешь компасы, положение стрелок часов и многое другое.

Куда пошли учиться после школы? Сложно было пройти конкурс?

У меня путь в авиацию, путь в небо был очень таким непростым, потому что в свое время родители вместе с учителями убедили меня, что надо поступать в обычное училище в техническое, что там будет проще. В общем, так я и сделал и поступил в авиационно-техническое училище. В училище я почти сразу понял, если останусь здесь – летать никогда не буду, и бросил, буквально начав учиться. Потом поработал у себя же в Ахтубинске, снова готовился к поступлению, но закон есть закон – меня призвали на службу в ряды пограничных войск, где я служил два года, это было и полезно, и интересно, в общем, мне понравилось. После службы я поступил в Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков, профиль – транспортная авиация. Получилось вот так, не сразу, но все-таки я пришел к этой цели.

Конкурс, конечно, был большой, порядка десяти человек на место, хотя в наш год поступления это был еще легкий вариант, рассказывали, что и до тридцати человек на место доходило, наверно, это обычное дело при любом поступлении.

Учеба в училище позволила вам стать ближе к любимому делу. Наверняка, учились увлеченно и с интересом?

Для меня учиться было ужасно интересно, авиационные науки, интересные педагоги, ожидание полетов. Так получилось, что летать мы стали позже, чем обычно – только на второй, на третий год, в связи с изменением программы, подготовка у нас немного затянулась. Довольно-таки сложно было учиться, потому что обучение было очень интенсивное, все время нужно было что-то делать, идти на какие-то работы, к тому же у нас были очень высокие физические нагрузки, поскольку это было военное училище. Мы проходили, во-первых, гражданские дисциплины – для пилотов, во-вторых, высокая нагрузка была по специальным военным дисциплинам. Но, пожалуй, именно это дало очень большой задаток на всю дальнейшую жизнь в плане здоровья, физической подготовки, и я очень благодарен училищу именно за это. В целом для меня это было очень интересное время – ожидание какого-то будущего, как оказалось ненапрасное, плюс сама учёба – всегда что-то новое.

Как выбирали место службы?

Место службы я не выбирал, попал в авиационные пограничные войска, конечно, немного знал это направление, но всё-таки выбора в моем случае особо не было, как собственно почти всегда и бывает в этом случае. Куда отправили – туда отправили. На тот момент мне было все равно, время было тяжелое – конец девяностых, как раз были все эти армейские сокращения, поэтому сам факт, что я попал служить, был очень для меня тогда отраден.

Как складывалась карьера? В каких направлениях авиации удалось поработать и что оказалось вам больше всего по душе?

Карьера складывалась очень ровно, какие-то были должности, звания, которые вовремя приходили, все получалось ровно в свое время, правда одно звание получил раньше срока, побывал в нескольких войнах, не только в качестве пилота. Как это правильно сказать, мне все нравилось, даже войны, я по-другому это себе и не представлял, везде есть свое очарование ситуации, на войне тоже. Все зависит от того, насколько глубоко это тебя коснулось и насколько ты принимаешь ситуации, держишь себя в руках и поддерживаешь свое психологическое состояние.

То мальчишеское восприятие профессии, окутанное романтикой, подвигами, героизмом, насколько далеко оказалось от реальности?

Ощущение романтики в принципе оказалось не далеко от того, как я представлял все это в детстве. Дело в том, что авиация вообще связана с различными такими, не сказать что острыми, но сильными ощущениями. Ощущение полета, перед полетом – ты готовишься, после полета – при удачной посадке и возвращении на Землю. Романтика присутствует, если ее поддерживать – она будет присутствовать всю жизнь, так что оказалось все, так как и думал.

Помните свой первый полет?

Честно говоря, свой первый полет я не помню. Я даже сейчас не знаю, что считать моим первым полетом. То ли это полет на планере, то ли это полет на небольшом учебном моторном самолете, то ли – на более серьезном, который был в училище. Но каждый раз, когда ты собираешься в первый полет, неважно на чем, каждый раз волнителен, каждый остается в памяти. Ярче всего помню первый свой первый полет в военном училище. Конечно, было волнение, мы ходили на специальное место, откуда наблюдали, как другие курсанты выполняли посадку. У нас была своя своего рода летная арифметика, считалось, десять раз посмотрел чужую посадку – примерно равно, как один раз сел сам. Разумеется, волнение присутствовало, но когда уже садишься в самолёт, запускаешь, рулишь, докладываешь, что готов, когда трогаешься с места – все мысли только о полете. Как-то все лишнее отбрасывается – страхи, неуверенность, фрустрация перед полетом, все это куда-то уходит, и в конце остается прекрасное чувство, удовлетворения от выполненной работы.

Есть ли у пилотов особые ритуалы, приметы, связанные с профессией. Может у вас есть свои личные приметы, амулеты?

Да есть в авиации ритуалы, связанные с профессией, больше они свойственны любительской и военной авиации. Гражданская авиация – это просто тяжелая работа и сейчас не могу сказать, что есть какие-то особые ритуалы. Раньше как-то пилоты не хотели фотографироваться перед полетом, считалось, что это плохая примета, сейчас повсеместное использование смартфонов, я даже сам наверно грешил, что фотографировался. В военной авиации это чувствуется, полеты в училище, в аэроклубе, в армии, они больше как-то связаны с ритуалами, то ли их там люди больше чтут и сохраняют. Лично у меня амулетов никаких особых нет, разве что я всегда летаю в кепке с козырьком, вот ее часто принимают за амулет и задают разные вопросы. На самом деле с козырьком летать удобно, потому что когда поднимаешься на высоту за облака, солнце там очень яркое и светит в глаза, а в кепке очень удобно. Так что в каком-то смысле это, наверно, и есть мой талисман – охраняет глаза и сохраняет зрение.

«Влюбленные в небо» летают на всем, что летает. Какие аппараты вам удалось опробовать?

Есть определенный период, когда пилот способен летать на другом типе и с легкостью его осваивает. В возрасте где-то от 35 до 50 лет, когда у человека достаточно опыта, при этом он еще молодой – есть определенный авантюризм, и нет еще некоторой закомплексованности возрастной. Это и называется опытный пилот, в этот период, действительно, летают на всем, что летает. У пилотов испытателей немного другая методика, их изначально учат летать на любом типе, вообще они обучают летать самолет, а не самолет учит их, пожалуй, как-то так.

За свою карьеру я освоил довольно много типов самолетов, были даже и вертолёты. Начинал я с маленького БРО-11, он летал недалеко практически по прямой, но все равно это был полет, дальше был планер Бланик, двухместный уже более серьезный, затем немного полетал на Як-18 – это четырёхместный самолет, потом уже в военном училище я летал на чехословацком 15-местоном самолете L-410. Уже будучи в армии я освоил Ми-8 и Ми-26. Ми-26, конечно, очень впечатляет – это огромный самолет, способный поднимать 20 тонн. Там же в армии я обучился и летал большую часть службы на самолете Ан-26, средний военно-транспортный самолет.

Первый мой самолет в гражданской авиации был Embraer 120 бразильского производства, небольшой тридцатиместный самолет с двумя винтовыми двигателями. Потом я прошел подготовку на уже более современном Airbus A320, далее у меня был дальне магистральный Airbus A 330, затем супер новейший российский самолет Superjet 100 – прекрасный самолет, ну а сейчас я переучиваются на, так называемый король неба – Boeing 747. Гигантский самолет с большими возможностями по грузоподъемности и дальности. Надеюсь, что и это не предел.

Есть ли у вас кумир – летчик, космонавт, чья жизнь и труд для вас источник вдохновения?

Как такового кумира у меня нет, пожалуй, я следую извечной фразе: «не сотвори себе кумира». Хотелось взять лучшее по профессии от многих людей, от пилотов, профессионалов своего дела, но, к сожалению, мы знакомы далеко не со всеми, больше по информации с телевидения, газет, кино, а это уже не то. Вообще не в моей привычке следовать за кем-то. Да, какими-то людьми я восхищаюсь, горжусь знакомством. У меня критический подход в большой мере, это иногда помогает, иногда мешает. Я больше сомневающийся человек всегда, пока не приду к полному убеждению – положительному или отрицательному. Пожалуй, есть какой-то собирательный образ, к которому я стремлюсь, но это, скорее всего, мечта несбыточная, наши недостатки и наши достоинства мешают нам стать чем-то рукотворным.

Ваше дело требует от человека не только высокого профессионализма, но и определенных личностных качеств. Что вам помогло стать профессионалом? Какими качествами должен обладать настоящий летчик?

Есть какая-то усредненная мера, по которой набирают пилотов, конечно, это и физические данные, и интеллектуальные, но очень большую роль играют психические возможности человека – умение общаться с людьми, воспринимать ситуацию, умение человека ладить с собой, это очень большой комплекс каких-то измерений как можно описать человека. Мне трудно говорить о себе, пожалуй, всегда стремился анализировать свои поступки, если где-то поступил неправильно, впредь этого не повторять. Стремился максимально впитывать знания от людей, которые знают больше тебя или обучают тебя, перенимать их опыт, всегда старался поддерживать общий настрой в экипаже – между пилотами, техниками, где-то во многом приходилось себя сдерживать, чтобы сохранять контроль над ситуацией, удерживать ее в нужном русле. Опять же могу повториться, но психологическая составляющая играет огромную роль, может и ведущую: владеть собой, планировать, находить выход в сложных ситуациях, организовывать взаимодействие – это крайне важно, я бы сказал, в полетах это сложнее всего.

И все-таки, какой бы сложной и ответственной ни была эта профессия – романтика от нее неотделима. Она – суть стихии. Что для вас небо?

«Что для меня небо» – если сопоставить эти красивые слова с реальностью, конечно, это не только романтика и не только работа. В настоящий момент, если я буду оторван от своей профессии – это будет тяжело, не смертельно, но тяжело. Даже если я найду себя в каком-то другом деле – я все равно буду на чем-то летать, может на маленьком самолете. Я хотел бы иметь свой самолёт, чтобы как-то поддерживать свои навыки, сейчас он мне просто физически не нужен, потому что по работе у меня очень много полетов, если бы я где-то по выходным еще летал на маленьком самолете – не видел бы семью абсолютно.

Конечно, романтика от этой профессии неотделима, может, она незаметна за огромным объемом работы, выполняемой пилотом, но ее надо поддерживать, ее надо искать, ее всегда надо иметь в виду в полетах. Могу сказать, что небо, в романтическом понимании, довольно много для меня значит. Очень приятно, когда вылетаешь из какого-то аэропорта, где плохая погода, снегопад, тучи, низкое небо, какая-то слякоть, и на высоте вырываешься из этой облачности, а там светит яркое солнце, чистое синее небо, конечно, все это удивляет, восхищает, умиротворяет в какой-то степени. Приятно смотреть на облака, земную поверхность, особенно когда летишь через океан – эти острова, побережье, очень впечатляющее зрелище.

Была ли у вас какая-то большая, высокая мечта, связанная с профессией? Удалось воплотить?

Да, мечта была, я хотел стать летчиком истребителем, более того – я мечтал стать летчиком испытателем. Опять же, это навеяно тем, что в моем родном городе в Ахтубинске располагается огромный военный аэродром, где проводятся испытания. Я бы хотел полетать на современных истребителях, совершить какие-то испытательные полеты. Но так получилось что я пошел несколько по другому пути, но об этом не жалею, потому что я полетал на многих самолетах, облетел большую часть мира, побывал во многих странах, и еще много где побываю. Так что в принципе в какой-то трансформации мечта моя сбылась.

В известной песне нам говорят, что для пилота «девушки потом…». Так ли это?)

Я не стал бы так горячиться и говорить, что девушки потом. В авиации, конечно, девушкам свое место, а самолетам – свое. Когда вы садитесь в самолет, даже подходите к нему, начинается полет, выполняете осмотр самолета – желательно не только девушек, но и любые другие земные заботы проблемы закрывать в какой-то ящик. Мозг должен быть настроен на работу, на выполнение задач, операций, надо помнить довольно большой объем действий на случай аварийных ситуаций, надо планировать полет, принимать решения, анализировать метеорологическую ситуацию, данные по маршруту и так далее и поэтому девушки – они или до или после, но не во время.

Остается ли у вас время на хобби? Отдых? Как проводите свободное время?

Крайне мало времени остаётся на хобби, на занятия спортом, на то чтобы побыть с семьей. В современной гражданской авиации у пилота работа занимает огромное количество времени и сил, в свободное время ты часто или отдыхаешь после полёта или готовишься к новому. Спорт просто как поддержание формы, раньше занимался авиамоделями, наверно, продолжу когда-нибудь, но сейчас совсем нет времени. У нас есть семейное хобби – мы любим путешествовать на машине по каким-то интересным местам во время отпуска или в выходные, пожалуй, это сейчас одно из самых реальных моих увлечений.

Сейчас в образовании возрождаются кружки авиамоделизма, судомоделизма и тд. Чему это, на ваш взгляд, может ребят научить? Чем полезно будет при выборе профессии?

Кружки авиамоделизма, судомоделизма – это очень важно для тех мальчишек, девчонок которые собираются пойти в авиацию, говорю это исходя из собственного опыта. Я сам занимался в таком кружке и знаю, что проектирование, выполнение чертежей, сборка моделей, запуск их продвигают тебя ближе и к твоей мечте, ты начинаешь чувствовать, как законы физики воплощаются в реальности в твоей модели. Ну и, конечно, такие занятия укрепляют мысли стать пилотом, штурманом, инженером военной авиации, поэтому это очень важная, интересная и нужная вещь.

Поделитесь своим любимым фильмом, книгой, который на ваш взгляд лучше всего, красивее, интереснее рассказывает о профессии летчика, пилота, космонавта.

Мой любимый фильм это «Кин-дза-дза», но это опять же фильм о психологии. А фильмы, которые могут как-то интересно рассказать о профессии пилота – это, на мой взгляд, больше советские фильмы про летчиков испытателей, один из моих любимых – «Нежность к ревущему зверю». В детстве у меня была книга Алексея Леонова «Солнечный ветер», она меня очень впечатлила, и я даже мечтал стать космонавтом. Это замечательная книга с красивыми иллюстрациями и понятным текстом, написана она была после его совместного полета с американскими астронавтами.

Дайте напутственный совет ребятам, будущим летчикам, которые уже выбрали для себя эту профессию.

Я так понимаю, ребята, которые выбрали эту профессию, решение для себя уже приняли, и это главное. Для меня решение – это основа любой мечты, если у тебя есть решение – тебе нужно просто планомерно, спокойно, целенаправленно идти к своей цели. Готовиться, собирать информацию, следовать каким-то определенным правилам, сохранять здоровье, это очень важно, старательно учиться, учить то, что тебе будет нужно при поступлении, например, английский язык – это сейчас очень важно в нашей работе. Никогда не останавливаться и следовать пословице – «собака лает – караван идёт», не обращая внимания, что творится у тебя вокруг – какие-то изменения, волнения народные, политические и так далее, спокойно планомерно идти к своей мечте. Пожалуй, это самый главный совет.

 

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *